Новые Консультации Последние консультации RSS

Консультации в Разделе Последние Консультации в Разделе RSS

Загрузка виджета поиска юриста в Вашем городе...

Юридические новости Последние новости по RSS

додати на Яндекс

Неотвеченные вопросы

Новое в Законодательстве

додати на Яндекс

Юридический форум


Конкурс!
Активно консультируете на сайте? Знаете ответы на все вопросы и готовы безвозмездно делиться с людьми своими знаниями? Получите награду — 10 000 гривен!
Подарки для консультантов
Для всех юристов, которые консультируют на сайте Advising, мы открываем магазин подарков, где каждый сможет обменять свои заработанные баллы на ценные призы!

Сделать лучше, чтобы не получилось как всегда

Сделать лучше, чтобы не получилось как всегда

27 сентября 2011 года президент Украины внес в Верховную Раду Украины и определил как неотложный проект Закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности) (далее — законопроект №9221). 6 октября 2011 года Верховная Рада Украины приняла законопроект №9221 в первом чтении и тем самым одобрила его общую концепцию.

Общая концепция законопроекта №9221 — гуманизация ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности — действительно заслуживает всяческой поддержки. Однако, как известно, «дьявол кроется в деталях». Итак, о деталях.

Одним из наиболее значимых показателей качества нормативно-правового акта, особенно кодифицированного, является уровень его системности. Внешние проявления системности характеризуют соотношение нормативно-правового акта, отдельных его содержательных и структурных элементов с другими нормативно-правовыми актами и их отдельными положениями, а внутренние — соотношение указанных элементов между собой.

Уголовный кодекс Украины от 5 апреля 2001 года (далее — УК, УК 2001 г.) в целом отличается большей системностью по сравнению со своим предшественником. Однако десятилетний опыт научного осмысления, толкования и применения его положений показал: уровень системности УК 2001 г. далек от оптимального.

На протяжении 2002—2011 годов в УК вносились многочисленные изменения и дополнения. Подавляющему большинству их была присуща общая тенденция: каждые следующие изменения и дополнения не устраняли имевшие место до их внесения недостатки системного характера, а, наоборот, добавляли новые.

Законопроектом №9221 предлагается новая редакция ст.12 УК. Суть предлагаемых изменений в обобщенном виде: на определение степени тяжести преступлений может влиять величина штрафа как основного наказания, предусмотренная соответствующими положениями УК. Если применить традиционный подход к толкованию предлагаемой редакции ст. 12 УК и «привязать» указанную в ней величину штрафа к санкциям статей Особой части УК, то можно вывести такие ориентиры:

1) предусмотренный в санкции соответствующей статьи (части статьи) Особой части УК штраф в размере до трех тысяч не облагаемых налогом минимумов доходов граждан (нмдг) может быть показателем преступления небольшой тяжести;

2) предусмотренный в санкции соответствующей статьи (части статьи) Особой части УК штраф в размере до десяти тысяч нмдг может быть показателем преступления средней тяжести;

3) предусмотренный в санкции соответствующей статьи (части статьи) Особой части УК штраф в размере до двадцати пяти тысяч нмдг может быть показателем тяжкого преступления;

4) предусмотренный в санкции соответствующей статьи (части статьи) Особой части УК штраф в размере свыше двадцати пяти тысяч нмдг может быть показателем особо тяжкого преступления.

Неопровержимым — в сущности, аксиоматическим — является положение, следующее из контекста ст.12 УК: за преступление большей степени тяжести — по сравнению с преступлением меньшей степени тяжести — должна быть предусмотрена более суровая ответственность. Поэтому приведенные ориентиры однозначно свидетельствуют: по логике разработчиков законопроекта, именно величина штрафа как основного наказания становится показателем его суровости относительно других видов наказаний.

В частности, штраф, предусмотренный в санкции соответствующей статьи (части статьи) Особой части УК в размере более трех тысяч нмдг, становится более суровым наказанием, чем общественные работы, исправительные работы, арест и ограничение свободы, а штраф в размере свыше двадцати пяти тысяч нмдг — более суровым наказанием, чем лишение свободы на срок до десяти лет включительно. Об этом свидетельствуют также положения ч.5 ст.53 УК в предлагаемой законопроектом №9221 редакции: негативными последствиями неуплаты штрафа, назначенного в размере не более трех тысяч нгмдг, является его замена общественными работами и исправительными работами, неуплата же штрафа, назначенного в размере свыше трех тысяч нмдг, вызовет его замену определенными сроками лишения свободы.

Таким образом, предлагаемая законопроектом №9221 редакция ст.12 УК вводит воистину «революционные» изменения, которые явно выходят за указанные в его названии рамки. Эти изменения фактически перечеркивают устоявшиеся подходы к пониманию и применению многих других положений Общей части УК, а иногда и прямо противоречат их нормативному содержанию. Эти изменения вызовут неединичные нормативные ситуации, которые явно не будут отвечать принципу справедливости в уголовном праве и просто здравому смыслу. Приведем пример: умышленное тяжкое телесное повреждение, в том числе и та его разновидность, которая служит причиной смерти пострадавшего (ст.121 УК), согласно ч.4 ст.12 УК (и в действующей, и в предлагаемой редакции) является и останется тяжким преступлением; занятие игорным бизнесом (ст.2032 УК) согласно действующей редакции ст.12 УК является преступлением небольшой тяжести, согласно же предлагаемой редакции этой статьи — станет особо тяжким преступлением. Вопрос к разработчикам законопроекта №9221: насколько такая ситуация отвечает части первой статьи 3 Конституции Украины о признании жизни и здоровья человека высшей социальной ценностью и в чем здесь проявляется гуманизация ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности?

Одним из основных направлений гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности, реализованным в законопроекте №9221 достаточно полно, является декриминализация целого ряда деяний, предусмотренных разделом VІІ Особой части УК. При этом практически все они «переводятся в разряд» административных правонарушений.

За совершение административных правонарушений предусматривается административная ответственность, которая по определению должна быть более мягкой, чем ответственность уголовная. Такой подход — по крайней мере частично — отражен в действующем административном и уголовном законодательстве Украины. Он, в частности, проявляется в том, что одноименные виды административных взысканий и виды наказаний отличаются количественными показателями — сроками или размерами. Так, максимальный срок общественных работ как вида административного взыскания — 60 часов, вместе с тем те же 60 часов предусмотрены ч.2 ст.56 УК как минимальный срок одноименного вида наказания. Максимальный срок исправительных работ как вида административного взыскания — два месяца, а минимальный их срок как вида наказания — шесть месяцев. Максимальный срок административного ареста — 15 суток, а минимальный срок ареста как вида наказания согласно ч.1 ст.60 УК — один месяц. В принципе, такой подход должен распространяться и на штраф, однако этот принцип — относительно соотношения штрафа как вида административного взыскания и как вида наказания — украинский законодатель никогда не соблюдал. Поэтому во многих случаях штраф, предусмотренный статьями Кодекса Украины об административных правонарушениях (далее — КАП) как вид административного взыскания, значительно больше по размеру, чем штраф, предусмотренный как вид наказания статьями Особой части УК. Законопроект №9221 сохраняет эту тенденцию и даже «творчески» ее развивает. В результате его принятия во внесенной в Верховную Раду Украины редакции будет иметь место такая, например, ситуация: штраф, предусмотренный ч.3 ст.1621 КАП как административное взыскание (от трех тысяч до пяти тысяч нмдг), будет в сто раз больше, чем штраф, предусмотренный ч.1 ст.191 УК как вид уголовного наказания (до пятидесяти нмдг).

Еще один весьма сомнительный подход в реализованной законопроектом «модели» декриминализации связан с тем, что отдельные составы административных правонарушений в предлагаемой им редакции включают деяния, предусмотренные УК как отдельные разновидности преступлений. Показательна в этом плане ситуация с обманом покупателя или заказчика. Такой обман традиционно рассматривается как особая разновидность мошенничества, административная и уголовная ответственность за который предусмотрена специальными нормами (согласно ст. 1552 КАП и ст.225 УК). С 2009 года — после вступления в силу новой редакции ст.51 КАП — эти нормы образовали скрытую коллизию с общими нормами, предусматривающими ответственность за мошенничество, — ст.51 КАП и ст.190 УК. В случае же осуществления декриминализации действий, предусмотренных ст.225 УК, способом, который предлагается законопроектом №9221, эта коллизия станет очевидной. За мошенничество, содеянное «общим субъектом» и предметом которого является имущество стоимостью более 0,2 нмдг, предусмотрена уголовная ответственность, а за его особую и очевидно более опасную разновидность — обман покупателя или заказчика специальным субъектом, который нанес гражданину материальный ущерб на сумму, превышающую 3 нмдг, — КАП будет предусмотрена только административная ответственность. Вряд ли такая «гуманизация ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности» может считаться социально обоснованной и справедливой.

Законопроект №9221 вводит еще одно «революционное» изменение концептуального характера. Согласно ч.2 ст. 53 УК в предлагаемой им редакции размер штрафа, установленного за совершение преступления средней тяжести, тяжкого и особо тяжкого преступления, может выходить за максимальный предел, предусмотренный санкцией статьи (части статьи) Особой части УК. Максимальный размер такого штрафа вообще не устанавливается. Такие «новеллы» не согласуются с целью (целями) наказания, предусмотренного УК; противоречат общим принципам назначения наказания; не учитывают разную правовую природу возмещения ущерба, причиненного преступлением, и так называемой специальной конфискации полученного вследствие преступления дохода, с одной стороны, и наказания имущественного характера — с другой. Кроме того, если размер штрафа можно увеличивать, не считаясь с максимальным пределом, предусмотренным санкцией статьи (части статьи) Особой части УК, и максимальный размер такого штрафа вообще ничем не ограничивается, — о какой гуманизации ответственности идет речь?

Целый ряд вопросов вызывает ч.5 ст.53 УК в предлагаемой законопроектом №9221 редакции. Их порождают формулировки, не имеющие четкого и однозначного уголовно-правового содержания. При определении правил замены штрафа другими видами наказаний не указано, распространяются ли эти правила на штраф, предусмотренный только как основное наказание, или они могут быть применены и тогда, когда он назначен как дополнительное наказание. При замене штрафа исправительными работами устанавливается их максимальный срок, а при его замене общественными работами — нет. Означает ли это, что в последнем случае суд может выйти за максимальный срок общественных работ, предусмотренный ч.2 ст.56 УК?

Довольно сомнительными кажутся изменения и дополнения, которые законопроектом №9221 предлагается внести в ст.69 УК. Их принятие приведет, в частности, к тому, что за более тяжкое преступление штраф как основное наказание может быть назначен в порядке ч.1 ст.69 УК на меньшую сумму, чем за менее тяжкое. Например, за кражу, связанную с проникновением в жилье (тяжкое преступление), минимальный размер штрафа, который может быть назначен в порядке ч.1 ст.69 УК, — 30 нмдг, а за фиктивное предпринимательство, содеянное повторно (преступление средней тяжести), — 2250 нмдг.

Законопроект №9221 продолжает негативную традицию УК 2001 г. относительно некорректного употребления словосочетания «лишение свободы» для обозначения отдельного вида наказания (ч. 6 ст. 12, ч. 5 ст. 53 УК в предлагаемой законопроектом редакции). Тем временем п. 11 ст. 51 и ст. 63 УК предусматривают как отдельный вид наказания «лишение свободы на определенный срок». Следовательно, именно так этот вид наказания и должен называться во всех других статьях Общей части УК.

Нет однотипности в предлагаемых законопроектом формулировках минимального и максимального размера штрафа — в частности, в ч. 2 ст. 53 УК — и санкциях соответствующих статей Особой части УК. В одних случаях словосочетание «необлагаемых минимумов доходов граждан» указывается и при определении минимального, и при определении максимального размера штрафа, а в других — лишь при определении максимального размера.

В большинстве санкций, которые меняются законопроектом №9221, используется стандартная формулировка «...с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и с конфискацией имущества...», а в отдельных санкциях (ч. 3 ст. 212, ч. 3 ст. 2121) союз «и» отсутствует.

Если за преступление предусмотрено наказание только в виде лишения свободы на определенный срок, обязательное дополнительное наказание может в порядке ч.2 ст.69 УК не назначаться. Если же за преступление предусмотрено основное наказание только в виде штрафа на сумму свыше трех тысяч нмдг или и в виде штрафа на такую сумму, и в виде лишения свободы на определенный срок, — суд обязан назначить обязательное дополнительное наказание всегда.

В санкции ч.4 ст.2321 УК предлагается оставить конфискацию имущества как факультативное дополнительное наказание. Поскольку это преступление средней тяжести, за него конфискация имущества вообще не может устанавливаться.

Предлагаемые законопроектом №9221 изменения и дополнения в УК выходят за пределы его названия. В Общей части УК они касаются таких институтов, как классификация преступлений по степени тяжести, наказание и его виды, назначение наказания, а в Особой части — распространяются не только на статьи раздела VІІ «Преступления в сфере хозяйственной деятельности», но и на санкции ряда статей раздела ХVІІ «Преступления в сфере служебной деятельности и профессиональной деятельности, связанной с предоставлением публичных услуг». Обоснованность изменения последних вызывает серьезные сомнения, поскольку с момента вступления в силу закона от седьмого апреля 2011 г., которым эти статьи включили в УК, прошло меньше года, и этот закон был принят по инициативе президента Украины.

Новеллы, касающиеся Общей части УК, меняют отдельные концептуальные принципы в нормативном регулировании указанных выше институтов, не обеспечивая этим изменениям необходимой системности и полноты. В случае принятия таких новелл перед правоприменительной практикой появится целый ряд уголовно-правовых ситуаций, которые вообще не будут иметь нормативных ориентиров для их решения, или же эти ориентиры будут неоднозначными или противоречивыми.

Два основных направления гуманизации ответственности за преступления в сфере хозяйственной деятельности, предлагаемые законопроектом №9221 на уровне Особой части УК, — декриминализация и смягчение наказуемости — в целом кажутся приемлемыми. Однако их конкретное воплощение далеко от оптимального. Самое проблемное в этом плане — в значительной степени «механическое» переведение декриминализированных деяний в административные правонарушения и распространение «новой идеологии» наказуемости преступлений фактически только на один раздел Особой части УК.

В целом содержание законопроекта №9221 в части внесения изменений и дополнений в Уголовный кодекс Украины свидетельствует о недостаточном уровне профессионализма его разработчиков. Возможно, в этот раз профессионализм проявят народные депутаты, ответственные за подготовку законопроекта ко второму чтению.



Сделать лучше, чтобы не получилось как всегда, автор —
Рейтинг статьи: 98% из 100 возможных. Голосов всего: 3. Отзывов пользователей: 3.

Источник: Зеркало Недели

Еще новости


Юридическая Консультация в Киеве, 01001, г. Киев, ул. Хрещатик, 32 Украина
Подняться вверх, к началу страницы